Миллион по иску пациента

В статье — три кейса из практики автора, как клиники снизили  компенсацию морального вреда. Три примера судебных разбирательств, когда медорганизации смогли снизить выплату компенсации морального вреда или полностью доказать невиновность.

Кейс первый. Атипичная картина коронарного синдрома

Что произошло. В 2014 году бригада скорой помощи в составе фельдшера выехала на вызов к пациенту. Молодой мужчина жаловался на боль в левом плече, ограничение подвижности плечевого сустава. До вызова скорой помощи пациент занимался в тренажерном зале, и симптомы были характерны для травмы во время тренировки.
Фельдшер поставил диагноз «растяжение связок левого плечевого сустава». Чтобы купировать болевой синдром, пациенту внутримышечно ввели кеторол. Затем мужчину доставили в приемное отделение для рентгенографии с целью исключить или подтвердить травму. Транспортировка на каталке не потребовалась, пациент передвигался самостоятельно.

В приемном отделении за 30 минут пациента осмотрели дежурные терапевт и хирург, провели рентгенологическое обследование. Диагноз «растяжение связок левого плечевого сустава» не подтвердился. Пациенту стало хуже, он пожаловался на боли в сердце. Стала очевидна клиническая картина острого коронарного синдрома. Регистрация ЭКГ подтвердила инфаркт миокарда. Пациенту оказали неотложную помощь и провели тропониновый тест, который дал отрицательный результат. Мужчину
немедленно госпитализировали в отделение анестезиологии-реанимации, однако спасти его там не смогли.
Отец умершего пациента подал заявление в следственные органы. По результатам судмедэкспертизы в возбуждении уголовного дела ему отказали. После этого отец обратился в суд с иском о компенсации морального вреда в размере 2 000 000 руб.

Какие ошибки допустила клиника. На вызов направили бригаду в составе одного медработника – фельдшера.
Это нарушение приказа Минздрава 20.06.2013 № 388н. Фельдшер не провел регистрацию ЭКГ – при диагнозе «растяжение связок левого плечевого сустава» ЭКГ назначают в 0,9 случаев (приказ Минздрава от 24.12.2012 № 1384н).
Еще одним нарушением стала неправильная маршрутизация. Скорая помощь не транспортировала пациента в региональный сосудистый центр для исключения ишемического характера болей в левом плече и острой коронарной патологии.

Как выстраивали защиту в суде. Главным аргументом больницы была атипичность клинической картины заболевания. 31-летний мужчина жаловался на боль в плече, самостоятельно передвигался и принял душ перед вызовом скорой помощи. Вредных привычек не имел, ранее жалоб на сердце не было, боль возникла во время физической нагрузки. На основании этого пациенту поставили предварительный диагноз «растяжение связок».

В стационаре инфаркт миокарда диагностировали через 30 минут с поступления пациента, когда появились боли в грудной клетке и клиническая картина острого коронарного синдрома стала очевидной. Атипичное начало заболевания подтверждала судебно-медицинская экспертиза.
Помимо атипичного начала заболевания, защита указала на то, что судмедэксперты не выявили связи между дефектами оказания медпомощи и летальным исходом.
Причиной смерти стал острый рецидивирующий трансмуральный инфаркт миокарда переднебоковой стенки левого желудочка, осложнившийся фибрилляцией желудочков сердца. К моменту смерти пациент был болен не менее трех лет.

Решение суда. Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал. Апелляционный суд отменил это решение и взыскал в пользу истца 50 000 руб. в счет компенсации морального вреда. Причиной стали дефекты оказания медпомощи.

Кейс второй. Пропущенная при медосмотрах опухоль

Что произошло. Пожилая женщина работала в должности машиниста крана и ежегодно проходила периодический
медосмотр в районной больнице. В 2018 году у нее диагностировали рак шейки матки третьей стадии. Пациентка настаивала на том, что заболевание могли своевременно выявить при медосмотрах. Она обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда в размере 1 000 000 руб.

Какие ошибки допустила клиника. Во время периодических медосмотров в 2015, 2016 и 2017 годах пациентку не осматривал гинеколог. В спорный период все женщины должны были проходить осмотр акушера-гинеколога, а также сдавать мазок на бактериологическое и цитологическое исследования (приказ Минздравсоцразвития от 12.04.2011 № 302н). В случае истицы осмотр проводила акушерка смотрового кабинета, она же получала мазки для цитологического исследования.

Как выстраивали защиту в суде. Больница обратила внимание на тот факт, что пациентка в период 2016–2017 годов
не обращалась к гинекологу и посещала только хирурга и терапевта по поводу мочекаменной болезни, остеохондроза. Представитель больницы подал ходатайство об истребовании меддокументов из медорганизаций, в которые обращалась истица. Также он ходатайствовал о том, чтобы в качестве специалиста привлекли онколога.
Из меддокументов следовало, что пациентку, помимо терапевта и хирурга, наблюдал невролог. Жалобы на неврологические нарушения, заболевания мочевыделительной системы и остеохондроз не могли повлиять на диагностику опухоли шейки матки. Таким образом, в меддокументации не было данных, по которым можно было заподозрить онкозаболевание.
Представитель больницы считал, что клиническую картину опухоли смазало наличие мочекаменной болезни. Течение онкозаболевания и сопутствующая патология не позволяли выявить опухоль на более ранних стадиях без КТ или МРТ. При этом оснований их назначить у врачей не было.
Провели судебно-медицинскую экспертизу. Эксперты указали, что в 2018 году при уже установленном онкодиагнозе исследование мазков не показало наличия раковых клеток. При кольпоскопии изменений ткани половых путей также не установили. Опухолевая ткань не затрагивала видимый и доступный для исследования эпителиальный слой шейки матки. То есть выявить заболевание на медосмотрах было нельзя, даже если бы гинеколог присутствовал.
Судмедэксперты разделили позицию представителя больницы и привлеченного специалиста-онколога. Причинами поздней диагностики стали особенности онкозаболевания, а также наличие сопутствующей патологии.

Решение  суда. Суд взыскал в пользу истицы компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб., так как
больница допускала нарушения при периодическом медосмотре.

Кейс третий. Пневмония и инфаркт в стационаре.

Что произошло. В 2018 году скорая помощь доставила в больницу пожилого мужчину с подозрением на внебольничную пневмонию. Пациента госпитализировали. Диагноз пневмонии подтвердили рентгенологически и клинически.
Из анамнеза пациент сообщил о перенесенном четыре месяца назад инфаркте миокарда и стентировании передней межжелудочковой ветви (ПМЖВ). Консультацию кардиолога пациенту не назначили. На пятые сутки после госпитализации мужчина умер в стационаре. При вскрытии обнаружили признаки повторного инфаркта миокарда передней стенки левого желудочка, то есть области кровообращения, за которую отвечала ранее стентированная ПМЖВ.
Жена и дочь умершего подали в суд иск о компенсации морального вреда в размере 2 000 000 руб.

Какие ошибки допустила клиника. В приемном отделении пациенту не провели положенную пульсоксиметрию (приказ Минздрава от 29.12.2012 № 1658н).

Как  выстраивали  защиту  в  суде. В первую очередь больница обратила внимание на то, что пациент не принимал назначенные препараты после выписки из кардиологического стационара. После госпитализации в связи с пневмонией он пропускал прием лекарств, объяснял, что «язык от них деревенеет». Кроме того, пациент вызвал скорую помощь на третьи-седьмые сутки с начала заболевания. Нерегулярный прием препаратов и позднее обращение за медпомощью могли повлиять
на исход заболевания.
Хотя пульсоксиметрию не провели в приемном отделении, это сделали работники скорой помощи во время транспортировки. Сатурация составляла 97 процентов, что соответствует норме.
Защитник больницы обратился за консультацией к патологоанатому. Приглашенный патологоанатом предположил, что выявленный при вскрытии некроз кардиомиоцитов по периферии мог свидетельствовать о метаболических нарушениях. В таком случае речь шла о пересмотре причины смерти.
Судебно-медицинская экспертиза установила, что некроз кардиомиоцитов стал результатом метаболических нарушений в кардиомиоцитах на фоне рубцовых изменений. Показаний для консультации кардиолога и перевода в кардиологическое отделение не было (приказ Минздрава от 10.05.2017 № 203н). То, что пациенту в приемном отделении не провели пульсоксиметрию, на исход заболевания не повлияло.
Решение суда. После заключения судмедэкспертизы истицы снизили размер требований о компенсации морального
вреда до 50 000 руб. в пользу каждой. Суд в удовлетворении исковых требований отказал. Причинно-следственной
связи между действиями медработников и смертью пациента не было.

Автор Любовь Кривова, юрист по медицинскому праву. Статья опубликована в журнале «Правовые вопросы в здравоохранении» № 3, март 2022 года

Понравилась статья? Сохрани в своей соцсети!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять